Китай

News image News image News image News image News image News image News image News image


Поездка в Китай и Тибет
Путеводитель - Отзывы и истории туристов о Китае

  поездка в китай и тибет

Идея посетить Тибет появилась года три назад. Были книги и музей Рериха в Москве, сенсации Мулдашева, Тибетский дневник Андрея Смелкова, книги по буддистской философии и тантре, многочасовые копания в интернете; и идея оформилась и воплотилась в поездку по Китаю и Тибету. Китая. Если скажу, что поехал за смыслом жизни - слукавлю, если, что из простого любопытства, тоже будет неправда. Может глотнуть чужой неизведанной жизни, может быть стать немного мудрее. Не знаю! Знакомые спрашивают: В Китае был? А шубу жене привез? - Нет, не привез. - А что так?

6-ое апреля, утро

Буду болтаться по Кирову до самого вечера. Стаптываю армейские ботинки, которые были куплены специально для поездки. Поезд Москва-Хабаровск отправляется вечером. Скорый, хоть и плацкарта. Что же делать? Если быть туристом, то надо болтаться и соблюдать две главные заповеди:

- Гигиена – враг туризма, и

- Чем хуже, тем лучше.

19-00. Прощай, Киров, с нелюбезными железнодорожниками и вечно пьяной бабушкой-побирушкой.

Дорога в 10 тысяч ли начинается с первого шага - говорят китайцы, и это совершенно верно

7-ое апреля

В голове слоган: А поезд идет на Восток - это из кинофильма о строителях Комсомольска-на-Амуре. Вот и поезд называется Амур .

В нашем закутке два пенсионера, моряк из Костромы Анатолий едет в Алма-Аты к родне, Юра, наоборот, домой в Читу от родни и сержант Саша возвращается в часть с побывки. Вагон на удивление чистый, с приятными, отзывчивыми проводниками, и в туалете не пахнет застоялой мочой. К этому надо прибавить официанта Тимофея, который с тележкой по 10-12 раз за день пересекает вагон в том и другом направлении. Тимофей выдает прибаутки каждый раз совершенно новые. Вот такая железнодорожная идиллия получается.

8-ое

Ласкают слух названия станций Транссиба: Мариинск, Омск, Тайга, Боготол, Ачинск. Здания вокзалов оригинальные. Очень чисто. После Омска снег лежит только в лесу, а лесов совсем мало Все поля и поля. В Тайге продают орешки-8 рублей стакан. Местное время убежало вперед уже на 4 часа.

И почем же Ваша мойва, женщина? Это не мойва. Смотрите, какие у нее глаза с поволокой

/из разговора на рынке в Иркутске/

9-ое

Станция Зима, воспетая Е.Евтушенко, на самом деле очень романтическое место. Кругом сопки, солнце, тепло. Ждем Байкал. Экспансия рыбаков и рыбачек началась после Иркутска. Поезд оккупировали бригады молодых девчонок в красных косынках и с корзинами, полными байкальского омуля. В течении получаса вагон пропитался запахом копченой, вяленой и соленой рыбы. Большой - 25 рублей, малый - 15. Через два часа станция Слюдянка на самом берегу Байкала. На эшелон десантировалось человек сто пятьдесят с кошелками, и с криками: холодный! горячий! вяленый! соленый! набросились на пассажиров. В качестве сопутствующего товара предлагалось пиво и вареная картошка.

10-го прибыли в Забайкальско-казацкий город Читу, как раз в Пасху. За неимением кулича пришлось освящать булку с маком, купленную в магазине. Храм в городе один, и тот деревянный. Строят, правда основательный собор, но до готовности еще очень далеко. В голове временной сумбур. Перемешалось время московское, свердловское, иркутское и читинское. С Москвой разница 6 часов. Из-за этого чуть не опоздал на поезд Чита-Забайкальск.

И поезд и вагон совсем новый и блестящий. Контингент разнообразный: Челноковые барышни пьют водку и матерятся, Среднеазиатские степенные матроны чинно грызут семечки. Нагрызли уже два террикона. Китайцы предпочитают не терять время и спят. Один мужик, в стельку, рассуждает и вещает на политические темы.

В Китае живут китайцы

/из наблюдений/

11-го, Христос Воскресе

Пограничный переход Забайкальск-Манчжурия. Китайский мальчик-солдат в шапке ушанке и френчике на вырост последний раз пересчитал пассажиров автобуса и открыл шлагбаум. Переход находится в голой степи и на 15-20 километров удален и от г. Манчжурия-это в Китае и от Забайкальска - это слава богу, пока еще у нас. Отличие лишь в том, что на российской стороне вся территория загажена полиэтиленовым мусором в разных видах. Вся земля в обозримой округе. На китайской же цветочки и плодовые деревья. Цветет урюк. Красиво. Если еще и сравнить два пограничных города то волей-неволей начинаешь задумываться и прикидывать то время, когда китайцы тихой сапой (если их вовремя нее остановят), поглотят Россию и изменят разрез глаз российских граждан. Манчжурия-это современный, красивый, с оригинальной архитектурой, чистый и удобный для жизни город европейского типа. В Забайкальске же последний раз дома ремонтировали еще до эпохи коллективизации, а дороги не ремонтировали вообще, и …не строили.

Мою соседку по купе зовут Гуньхуа (в просторечии Галя) - рост 1.40 со шляпкой. Любезно согласилась проводить меня до г.Харбина и быть переводчиком. Галя пять лет продает в Чите на рынке корейские приправы и очень неплохо понимает русский язык. В качестве ответной услуги я таскаю тяжеленные баулы, которые она везет домой к маме.

В Манчжурии первый раз поел китайской еды. Пельмени, сваренные на пару и острый салат с капустой, гвоздикой, редиской, кардамоном и перцем (перца много). Заедать пришлось таблеткой от поноса. Ладно. Лиха беда начало.

Поезд на Харбин идет в 17-00. 100 юаней сидячий вагон а сам поезд похож на японский экспресс, каким его показывают в программе Время . Мелкое железнодорожное начальство очень вальяжно. В вагоне между креслами столики. На них подносы из нержавеющей стали, и никто эти подносы не тащит и не сдает в цветмет. Зановесочки, подголовнички На полу коврики. Пристойно. И китайцы - народ вполне жизнерадостный. Билеты проверяют три раза: при посадке на выходе из зала - ожидания, в поезде и при выходе из вокзала назначения. Кондуктор, с надменным взглядом (такой взгляд положен любому кондуктору) проверяет билеты, отмечая их крестиками в ведомости. Мол этот сидит, и этот, и этот. В спальных вагонах забирают билет, а выдают пластиковую карту. В конце пути происходит обратный обмен.

Китайцы постоянно курят, причем курят везде, в автобусе и в поезде курят тоже. Продажей мелкого марафета и прочих радостей (носки, конфеты, книги) занимаются люди в железнодорожной форме и в железнодорожных погонах, так сказать при исполнении.

В смысле поесть китайские пассажиры ничем не отличаются от пассажиров некитайских. После посадки в поезд, начинается разгул обжорства. Общительныке пассажиры с удовольствием угощают друг друга. Я на секунду остановил взгляд на молодых ребятах, сидящих через проход, и тут же получил большой помидор. Съел. Разговорились . Показал семейную фотографию. Смысл разговора: В Китае очень много людей и нельзя много рожать, а у тебя, хоть ты и элосы (русский) только один ребенок. Почему? В ответ пришлось пожимать плечами. Когда наступили сумерки, который при исполнении, аккуратно задернул все шифоновые занавески, стало еще уютнее.

Харбин - центр провинции Хэйлунцзян, во время революции - столица русской эмиграции в Азии и символ русского зарубежья, (из справочника)

12-oе

Харбин - столица КВЖД и наполовину русский город. Жизнь русских эмигрантов была многопланова и насыщена. Здесь работали больницы и школы, выходили газеты и журналы, действовали многочисленные общественные организации. Но, к сожалению, все это в прошлом. Город же впечатляет. Небоскребы, небоскребы, а между ними китайцы, китайцы. В Харбине правостороннее движение транспорта. Этим, похоже, правила вождения заканчиваются. Основное орудие автомобилиста - это громкий и резкий клаксон. С его помощью обгоняют, показывают повороты и даже пытаются спасти жизнь пешеходов. А им (пешеходам) приходится несладко. За отсутствием светофоров, улицы переходят почти везде. Транспорт не желает уступать. Народ уворачивается и выскакивает из-под машин даже на пешеходных переходах. Общественный транспорт, кроме автобусов представляют: грузовые велорикши, бравые мотоциклисты и рикши на моторикшах (каламбур) - что-то наподобие нашего мотороллера Муравей , но с седушками.

В Харбине вещевые рынки спрятаны под землю, и моя попутчица Гуньхуа накупила там дешевого барахла на всю свою многочисленную семью. Одна вещь стоит примерно 15-20 ю. (45-60 рублей). Когда, обвешанный мешками провожал ее на поезд, наблюдал интересную картинку из жизни харбинских носильщиков: груза у нас было действительно много, да еще оборвалась ручка одной из сумок. Человек пять носильщиков шли за нами по вокзалу метров 30, деликатно предлагая свои услуги, наконец Гуньхуа согласилась, на то, чтобы носильщики взяли часть нашей поклажи. Подошли к стойке, где сидит кассир-диспетчер и заплатили за доставку вещей в вагон. Вокруг ходили носильщики. В зеленых куртках, красных шапочках, похожих на турецкие фески, но с козырьками, и совершенно невозмутимые. Именно ходили, ничего полезного не делая. А еще они пили зеленый чай, предложили нам посидеть на стульях, улыбались и говорили что-то вроде: Все будет путем, мастер . Потом, все-таки уложили багаж на две тележки и долго закрепляли с помощью веревок.

Далее повторилась первая серия - зеленый чай, улыбки, Чем-то они напоминали: двоих из ларца - одинаковых с лица из мультика Вовка в тридевятом царстве . Мы, человек пять, сидели на стульчиках и нервно смотрели на стрелки часов Вдруг, по команде, все встали. Носильщики (4 человека) построились в ряд и покатили тележки. Мы за ними. Со стороны картинка была колоритная. Не хватало лишь оркестра, играющего марш Прощанье славянки . Но! процессия подошла к вагону точно в тот момент, когда последний пассажир из него вышел и началась посадка. (Поезда в Китае не задерживаются на конечных станциях более 15-20 минут.)

В китайской гостинице-общежитии, изучив карту г. Харбина, висящую на стене (на чистом китайском языке), нашел на ней крестики, запомнил направление и пошел разыскивать православные церкви, которых по моему предположению в Харбине должно быть несколько. Нашел. В храме, похожем на собор Василия Блаженного в Москве, (Святая София) ныне находится китайский центр искусства, никакого отношения к православию не имеющий (вход 25 ю.). Храм, как место для прогулок китайских школьников и фотографирования на его фоне туристов - тоже китайских. Второй храм под замком. Приходил два дня утром и вечером - замок так и висит. Обидно, тем более через дорогу в методистскую церковь народ идет потоком, а вечерами там поют и пляшут. Пляшут и поют. Во гады. Купил штатив для видеокамеры и разгрузочный жилет для карманов.

Если китайцы уляжутся в ряд, голова к ногам, то опоясают землю 500 раз

/из исследований университета Пак Сун Дина в Урумчи/

13-ое

Где был? Где только не был. Парк в центре Харбина. Утро 8-00, но людей много. Танцуют, занимаются гимнастикой китайской и так просто некитайской, поют, кричат, бегают трусцой, играют в крокет, в карты и другие игры. Народ, в основном, пожилой - утро время пенсионеров.

На р. Сунгари очень пронзительный, холодный ветер, от которого река и прилегающие к ней кварталы оказываются в тумане от лессовой пыли. Причем эта пыль мелкая, как и любая пыль и попадает во все незадраенные щели, и скрипит на зубах. В 17-11 поезд на Бейджин (Пекин). Бейджин на всех языках, кроме русского. Вагон плацкартный, чистый, современный с застеленными белыми простынями полками в три этажа. Боковушки отсутствуют, вместо них два откидных стульчика и небольшой столик. Второй и третий этажи оборудованы предохранителями-скобами, которые препятствуют падению народа вниз. Под столом обязательна мусорное ведро с педалью и термос с кипятком, знакомые подносы. Сидим –пьем чай. Для процедуры чаепития я купил специальный сосуд и пачку зеленого чая за 10 ю. Сосед, водитель-дальнобойщик, сказал, скорее показал на пальцах, что мой чай гадость и отсыпал из своего пакетика. Запах и вкус хороши. Вообще в Китае хороший зеленый чай стоит довольно дорого. До 1000 ю. за килограмм.

Традиция. В поезде дамы начинают грызть (орешки, семечки, яблоки, миндаль, арахис и прочее), а мужики пить чай (чхаа).

Если хорек приходит с новогодними пожеланиями к курице, вряд ли у него добрые намерения

/сказал батоно Конфуций/

14-ое

В 6-17 прибываем с столицу поднебесной г. Бейджин, более известный в российских узких кругах, как Пекин. Северный вокзал будет поменьше, чем харбинский, но все равно впечатляет. И что характерно. Если в Харбине весна с пронизывающим ветром, то в Пекине вполне летняя погода, Зеленые листья, трава, бичи спят на асфальте. Красота. Бомжи и юродивые есть. Что есть, то есть. Встретил первых евро, не в смысле денег а в смысле европеидов, оказалось москвичи. В Пекине на два дня по бизнесу. Немного поговорили. Мелочь, а приятно.

Три часа по телефону ищу Олега (Гао Бинг), который должен сделать мне разрешение на посещение Тибетского автономного района. Нахожу, но ситуация туманная. Китаец с русским именам, слегка меня кинул, впрочем сперва накормил в хорошем китайском ресторане от пуза, и долго морочил голову: говорил по телефону, отправлял и получал факсы и в итоге предоставил калькуляцию на посещение Тибета, через китайский интурист. Появилась цифра 780$ USA. Впечатляет? Меня да.

Вообще-то я такой возможный поворот событий предвидел, несмотря на телефонные заверения еще в Сыктывкаре, поэтому ко всему отнесся спокойно, поблагодарил ребят за заботу и купил билет в г. Синин на 17 апреля, а себе дал два дня на разграбление Пекина.

Завтра дворцы и площади Бейджина, послезавтра ступени и стены Великой Китайской стены. Поселился в приличной европейской общаге на 3 человека недалеко от центра, всего за 70 ю. в день. Со мной в комнате молодые художники: датчанин и ирландец. Датчанину сделал комплимент по поводу красоты и неповторимости Копенгагена, а с рыжим поговорили о китайской живописи. Очень приятно общение на почти родном pikshen-english, разбавленным жестами и оригинальными словечками.

Звоню домой сообщить радостную весть, прибавляю 4 часа, дома уже 23. Где мама? - спрашиваю у Кати. - На работе. - На работе? – Ну да, сейчас у нас 15 часов. Фу ты! не в ту сторону считал.

Перед сном дал себе слово за сутки в поезде составить на бумаге китайский разговор с полицией в Синине и выучить его наизусть. Да, еще надо купить тапочки, а то в армейских ботинках китайцы принимают меня за терминатора.

Блистательный Пекин

/чистая правда/

15 апреля

С утра искал китайские тапочки, как у Брюса Ли и улицу Ябао, Это улица русских магазинов с названиями: Наташа, Марина, Света … упомянуты все русские имена по женской линии, но так и не нашел Улицу не нашел, но купил тапки за 10 ю. (до этого предлагали за 125). На рикше доехал до летнего дворца императора. Перед входом, молодая китаянка предложила проводить меня по парку, показать и рассказать о всех его красотах, но довела только до чайного домика, где передала из рук в руки другой китаянки-чайницы, или чаевницы. Кому как нравится. Очень красивая. Красив и чайный зал со всевозможными атрибутами. Развесив уши слушал рассказ по теме, приготовление и проба чая. (Пробу снимал с 7-8 различных сортов). Все это делалось очень красиво и профессионально, а чай был выше всех похвал. За рассказ и чаепитие было заплачено 40 ю., но дело того стоило, несомненно. Сам же дворец представляет собой большой, красивый и ухоженный парк со множеством всевозможных экзотических растений и тюльпанов. Очень красивое и романтическое место.

Напротив, через дорогу расположен Зимний дворец императоров или музей Гугун, а по-другому Запретный город. Почему запретный? Запрещали входить, без разрешения, а кто вошел-секим башка. На протяжении 500 лет запретный город служил резиденцией для 24 императоров династий Мин и Цин, и включает в себя 10000 больших и малых помещений. Очень интересно, необычно, величественно, но несколько однообразно. Пагоды, пагоды; площади, площади. Все одноэтажное. Императоры туго знали свое дело и строились не в вышину, так как уже живут в поднебесной а вширь. (вход 60 ю.) Но впечатляет. Вообще абсолютные монархии впечатляют, а империи впечатляют еще круче. По всему околодворцовому пространству шныряют барыги и втюхивают незадачливым туристам проспекты, открытки и всякую императорскую атрибутику. На выходе из запретного города огромный портретом Мао и ты уже не в самом большом дворце, а на самой большой в мире площади Тэньаньмень. Народ болтается по площади туда-сюда, а в воздухе, что бы вы думали? Воздушные змеи. Парят себе высоко в небесах и тут же продаются туристам.

Один из многих способов облегчать кошельки простодушных туристов: Юноша с девушкой, или две девушки подходят, говорят на неплохом английском, знакомятся Кто ты? Откуда? Ненавязчиво приглашают посмотреть картины, которые пишет их профессор (сами они ученики), показывают, рассказывают. Потом просят что0либо купить за полцены. Интересно, тем более, что полцены можно еще уменьшить раз в пять, шесть. В основном китайские акварели, батик, каллиграфия.

Все впечатляет в Китае. Мавзолей великого Мао, к которому не зарастает народная тропа. Так как населения в Китае будет поболее, чем у нас в России, раз в десять, то и к мавзолею народ идет по пять человек в ряд, причем в хорошем темпе и под легкую китайскую музыку, ненавязчиво звучащую над площадью. Мавзолей повыше нашего будет, а Мао лежит себе и в ус не дует.

Домой решил пойти пешком, ориентируясь по карте. Шел правильно, но долго, очень долго. Расстояния в Пекине, как между деревнями в Коми. Доплелся до гостиницы уже затемно. Купил для Осипова бутылку пива, сказал пару ласковых Old американу, который целыми днями сидит в холле, пьет пиво и отпускает неприличные шутки в адрес всех женщин, проходящих мимо. Да, еще записался на завтра: лезть на Great Wall - Великую Китайскую Стену (не путать с тушенкой).

Великая-то она великая, но на хрена такая длинная?

/резонный вопрос/

16 апреля

Великая она - это точно, а пока до нее доползешь по горам - она становится не только великой, но очень великой. Красиво Впечатляет. В Китае эти два слова можно произносить по сто раз на дню. Езды от Пекина до стены 2,5 часа и час нужно карабкаться по тропинке, но виды того стоят. Стена, символ Китая, имеет ширину 4-6 метров, а длину 6350 км, но если соединить все участки стены, существующие в разные эпохи с 7 по 16 век, то общая длина составит около 50 тысяч километров - как раз длина земного экватора.

Завтра в Синин. Мой новый сосед Миша, он с юга Китая, узнав, что я собираю и отмачиваю пивные этикетки, для моего frenda в России, купил мне в подарок бутылку пива, я его тоже угостил.

17 апреля

С утра пошел прогуляться по Пекину, на народ посмотреть, чайку купить на дорожку, конечно, зеленого. Город Пекин будет побольше и почище нашей столицы и ружья здесь кирпичом не чистят . Что касается городского транспорта, то машин раз в пять меньше, чем в Москве. Машины не дорогие. много такси: Ситроен и Фольксваген. По-моему их собирают здесь в Китае. Джип Чероки китайской сборки, а может быть и из китайских деталей, до того он выглядит топорно, да и ездит погромыхивая, как Москвич. Был в супермаркете. Изобилие, конечно. Китайская водка - баотзы 56 градусов стоит 6 ю. за о, 5 л. Это по-нашему примерно 17-18 рублей. Вот водку-то где жрать. Господа, приезжайте в Китай жрать китайскую водку.

Поезд на Синин отбывает с Восточного вокзала г. Пекина в 16 часов. Вокзал громаднейший, народищу - страшное дело. Китайцев 1,5 млрд. человек, и если малая их часть начнет куда-то переезжать разом, то может случиться перебор, как сейчас. Вокзал современный, но живо напоминает Российские вокзалы времен гражданской. Структура вокзала такова: Из одного мощного зала можно попасть в один из многих - зал своего направления, своеобразный накопитель, и когда объявляют посадку – народ просто выстраивается в очередь и проходит через турникет, где китайские железнодорожники проверяют билеты и делают в них компостером дырки. Но в первую очередь проходит народ из другого, малого зальчика, того же направления, который находится рядом. Там, в удобных креслах и с телевизором ждут поезда пассажиры с детьми, пенсионеры и просто купившие входной билет за 10 ю. Посадка занимает 10—15 минут. Китайцы из общего зала все с баулами, мешками и тележками. Люд больше крестьянский, т. к Синин - столица провинции Цинхай, а это в общем-то окраина. Похоже, во всем вокзале я один не китаец.

Все европейцы, американцы и прочие предпочитают самолет или автомобиль, поэтому их и не видно среди народа. Сел на пол, прислонился к стеночке, наблюдаю. Неожиданно подходит молодая китаянка и сходу начинает разговаривать по-английски. Разговорились. Изложил ей суть своей проблемы - получение пермита (разрешения) для проезда в Сицзан (Тибет). Хелен, так ее зовут, все внимательно выслушала, быстро поняла, но помочь в этом деле не смогла, она выходила раньше в Сиане. Самое неожиданное и малообъяснимое случилось чуть позже, когда была закончена посадка. Моя новая знакомая ехала в том же поезде, в том же вагоне и в одном купе со мной, расположившись на соседней полке. Мистика. Среди десятков тысяч китайцев такая встреча. Мистика.

Все, едем на запад. Начинаю понимать, почему китайцы мало пьют водки.

Прямая зависимость. Они много пьют зеленого чая. Чай умиротворяет. Больше чая - меньше водки - это китайская диалектика. Что-то и водки не хочется. Тьфу, тьфу как бы не сглазить. Между прочим, двери между вагонами в китайских поездах существуют, но не закрываются. Из одного вагона в другой можно свободно пройти, и при этом у тебя под ногами не будут грохотать железные переходные мостики, свистать ветер, мороз и ужас. Кроме нас с Хелен в купе еще одна молодая девчонка, которая изучает язык в школе, но очень стесняется и боится при разговоре что-либо перепутать. Она сначала произносит фразу шепотом, про себя, а потом уже выдает, и при этом очень смущается. Но ей очень хочется разговаривать. Молодые китайки более коммуникабельны, чем китайские мужики. А когда беседа уже идет, потихоньку подтягиваются и спрашивают Что? Как? и Почему? Улыбаются, улыбаются все. На первом этаже расположилась пожилая пара и с ними внук - этакий китайчонок Ли, примерно однолетнего возраста. Так вот этот китайчонок почти постоянно орет, а когда не орет, то стреляет из атомата-трещетки.

Сколько едем, а до горизонта поля. Распаханные, с травкой, залитые водичкой, сухие, в разных уровнях, но поля, и что характерно, совершенно не видно сельхозтехники. Здоровое поле и один, два китайца в позе Г занимаются сельхозработами. Окучивают себе и окучивают. Все сделано очень красиво, очень аккуратно, геометрически выверено. И так с утра и до заката пашут наши друзья китайцы, чтобы иметь пропитание. Кстати, с голоду помереть в Китае очень трудно. Плошка риса в любом общепите стоит 1 ю. (3 рубля), да и другие продукты недорогие. На 15 ю. можно наесться в столовой всяческих изысканных блюд на два дня вперед.

Еще одно интересное наблюдение. Китайцы орут. Не просто орут благим матом, но орут по делу. Например кондуктор автобуса орет, высунув голову из окна, объявляя маршрут следования, причем очень громко, чтобы всех перекричать. Автобус потихоньку движется а кондуктор орет, и орет он так, пока весь автобус не заполнят пассажиры.

Если, например у тебя глотка не луженая, а надо найти пассажира в попутном направлении, можно нанять кричальщика и он будет орать вместо тебя или будите орать по очереди. Он орет, ты орешь, он орет, ты орешь. Дети около магазинов орут и даже поют песни. Две девчоночки, лет по 10-12 поют песни около галантерейного магазина в Харбине, на разные лады, мол, заходите в наш магазин - не пожалеете.

В этом поезде на подушках нет наволочек, но есть полотенце, которое кладут на подушку и на нем спят, потом, когда проснуться пользуются полотенцем, как полотенцем, т. е. вытирают лицо. Хотя, как я заметил, китайцы моют лицо с помощью маленькой тряпочки, похожей на носовой махровый платок, который постоянно носят при себе.

18-ое апреля

Утро. горорд Сиань - старая столица Китая со своим терракотовым войском. Моя знакомая Хелен выходит. Очень жаль. До свидания. На завтрак съел шпикапчики, похожие на охотничьи колбаски, но тонкие и почему-то сладкие, хотя и вкусные. После Сианя начинается провинция Ганьси и город Баотзы. Небольшие горушки, покрытые террасами. А на террасах выращивают что? Тот же рис. Много туннелей. Почему-то в туннелях закладывает уши. Интересно это у всех или только у меня?

Гидротехнические сооружения на реке. Бьются китайцы за экономию воды и вообще за ее присутствие. А домики вдоль дороги слеплены из глины, которую соскребли с окружающих гор. Начинается совсем другой Китай, грязноватый и подзаброшенный, но тем не менее красивый и притягивающий. Сельхозпосадки и здесь в образцовом порядке. Китайцы могут заниматься земледелием и ирригацией на высоком уровне, а из инструмента у них лопаты и грабли. Горы так изрезаны террасами, что похожи на спирали. Техники нигде не видно, лишь трехколесные грузовички стоят по обочинам дорог. Стремительно катимся в горы.

Город Ланчжоу – Желтая река. (Хуанхе). Виды потрясающе–космические. Цвет один - желто-серый. В Ланчжоу на вокзале присмотрел небольшой кусочек жареной курицы, но когда продавец его вытащил -оказалось ровно куриная половина на 12 ю. Еле съел.

Когда поезд прибывает на очередную станцию все проводники выходят и становятся слева от входа, лицом по движению поезда Прямо, как на параде стоят и почти не шевелятся. Между прочим, на дороге все ходят при погонах, даже монтеры, составители, мойщики - при кепочках и при регалиях. У Синина уже настоящие горы, вдалеке видны снежные вершины Нань-Шаня.

Моим делом в поезде заинтересовались, и, неожиданно объявилась китайская девчонка - Эми. Узнала, что едет элосы и прибежала из соседнего вагона познакомиться и поболтать на английском. По китайским понятиям раз европеец, то должен знать язык. Не будешь же рассказывать им всю нашу советскую историю обучения иностранным языкам. Эми едет в Синин к тетке и поступать в колледж. Говорит бойко, но я с трудом понимаю. Китайцы плохо выговаривают звук р , и вместо trein говорят tlein. Но ничего освоились. Эми угостила меня яблоком, всучила пакетик с печеньем и пообещала помочь в переговорах с полицией о получении разрешения для проезда в Тибет. Кроме того, по приезде в Синин она вместе со встречающей ее тетей устроила меня в недорогой отель.

19-ое апреля

Утром холодно. Чувствуются 2275 метров над уровнем моря. Полчаса смотрел, как завороженный на народ, который на огромной площади в центре Синина занимается физкультурой. Несколько групп. Одна компания, человек двести танцуют. Другие занимаются ушу, третья ушу с веерами, четвертая с мечами, пятая –карате. Еще танцуют, танцуют парами. Всего больше тысячи человек в восемь часов утра занимаются собой, своим здоровьем. Очень здорово. И если у тебя плохое настроение, ты не идешь водку пить или морду кому то чистить, а танцуешь, немного занимаешься гимнастикой и все у тебя нормализуется. На завтрак три продолговатых пончика и пиалушка молока, наверное соевого, сладкого но и вкусного. И за все про все один ю. А за два ю. можно наесться на весь день. Прошел по продуктовому рыночку и хоть бы одна шпана проявила интерес. Все торговцы индифферентны, как будто здесь не ходит никакой иностранец с красным рюкзаком. Синин город не туристский. В Бейджине бы уже сто раз зазывающе проворковали hello . С Эми и ее теткой сходили в департамент полиции. Опасения подтвердились. Сининская полиция не выдает пермиты на посещение Тибета. Ладно. Взял на вечер билет до пограничного города Гаэрму - так произносят китайцы. На карте Советского генштаба он называется Голмуд. Можно целый день твердить Голмуд - Голмуд, но при этом он не станет Гаэрму и никто из китайцев тебя не поймет.

Синин - город населенный народностью хуй (дунгане) или китайские мусульмане, или просто ислим . Ислим в провинции Цинхай впрочем как и везде в северо-западном Китае сильно распространен. В Синине много чисто ислимских районов, со своими магазинами, мечетями, мусульманами в белых шапочках, нищими.

Для успешного посещение азиатских стран и в частности Китая не так необходимо углубленное знание восточных языков, как знание английского. За час прогулки по Синину имел два разговора на английском. Учительница английского языка. Понимаю ее не очень, но по ее мнению мой инглиш еще хуже. А я и не сомневался.

В китайских гостиницах ключ от номера в руки не дают, дверь открывает сама горничная, улыбаясь при этом. Я в течении десяти минут вышел и вошел в номер три раза, но улыбка у горничной не уменьшилась.

Поезд в пограничный Гаэрму отходит в 18 часов. На такси до вокзала 8 ю. по счетчику. Даю таксисту 10, а он 2 ю. сдачи. Вот чудеса. Пришлось за два юаня почистить ботинки. Очень уж приглашали вокзальные чистильщики. Вообще в Китае чистильщик обуви очень распространенная профессия. В больших городах чистильщики сидят в строго определенных местах по 10-15 человек. Иногда, как в Харбине, имеют униформу. В зазывании же и привлечении клиентов каждый чистильщик индивидуален, некоторые просто виртуозы.

Обстановка в вагоне непривычно спокойная. Едем уже час, а никто не ест орешки, громко не разговаривает. Это потому, что в вагоне едут в основном мусульмане. По закону шариата женщины должны сидеть дома, а мужики ездить туда-сюда.

Рядом, по соседству, китайские офицеры, но ростом маленькие 1-50, 1-60, а через два купе молодые тибетские ламы, комплекцией очень похожие на российских качков , только рожи более красные и добрые.

Первый раз в Китае полицейский проверил мой хучьжао (паспорт) - рядом граница с Тибетом. Въезд в Тибет (Сицзян) - он хоть и является автономным районом Китая, ограничен для иностранцев. Почему? Тибет - это стратегический район, может поэтому. Вообще, Китай очень разный. Восточная часть - высокоразвитая, Запад - победнее. Еще в начале 90-х годов Дэн Сяопин выдвинул идею двух интересов : вначале поднять Восток до высокого уровня, и китайцы подняли, а потом всем каганом наброситься на Запад (Синцзан, Цинхай, Синцзянь-Уйгурский район, Внутренняя Монголия) и подтянуть его до уровня Востока. И они это сделают. Наглядный пример строительство железной дороги через Тибетское плато до Ласы на высоте 4000 метров и перевалах до 5200 метров, причем стройка идет только при помощи лопаты, кирки и крепкого китайского словца. А когда дорога будет закончена, через пару лет, то Восток не есть Восток а Запад, увы, уже не Запад . Китай еще быстрее начнет ассимилировать в Тибет.

При всем уважении к прекрасному - ж. дорога Ланчжоу-Гарму - это прекрасно. Я не ездил по Военно-грузинской дороге, но Цинхай-Тибетская - это здорово. Еще одно крупное озеро Кукнор (Чинхай) опять, как и Байкал, проезжали ночью. Обидно. На третей полке спать хорошо - жарко. Под утро выглянул в окно и ахнул - кругом белым-бело. Я так и не понял. То ли снег на одном из перевалов Кунь-Луня, то ли соль. Начал замерзать, пришлось-таки закутаться в одеяло. Утро. Пейзаж – пустынный, в смысле песок до самого горизонта, и восходит солнце. Что оно осветит мне сегодня в городе Гаэрму ?

20-ое апреля

На выходе из вокзала толпа шоферов наперебой орет: Ласа, Ласа. Суют под нос визитные карточки, лицензии. Мол, поехали быстрее. Но не тут то было. Мне в родной департамент. Таксист довез до полиции, а там сидят два мужика. Один вальяжный, похож на главного якудзу , какими их показывают в боевиках, второй молодой, но уверенный в себе толстый китаец, который доходчиво объясняет, что пермиты в Тибет они не выдают и, что эту кормушку у них забрала вездесущая китайская туристическая фирма CITS (Чайна интурист). И если хочешь, то получи у них свой пермит за 1700 ю. и езжай в Ласу с богом, а если не хочешь - иди гуляй и не морочь голову. Я говорю: А может, как-то по другому? Может, я Вам заплачу? . Нет - говорят. Вот такие наглые китайские рожи.

Через весь город поплелся в турфирму, где пышногрудая китаянка, с неизменной улыбкой расшифровала сумму 1700 ю.:проезд до Ласы (One way tiket); оплата четырех дней в отеле и собственно сам пермит. Все про все примерно 200$! Но вместо 780 в Пекине.

Спрашивает: Едешь? - Да. Тогда приходи в 15 часов, я все подготовлю, в 15 часов и поедешь, а пока гуляй, осматривай достопримечательности .

Гаэрму – это пыль, песок, пустыня, жара, грязно, душно. Гуляю, обедаю, пробую звонить по телефонной карточке. Перебрал штук двадцать таксофонов - тишина. Ради развлечения пошел разбираться в офис Чайна Телеком. Технология разборки была примерно такая: я по телефону на хреновом английском объяснял, что я хочу, какому-то полиглоту на другом конце провода, а он в свою очередь по тому же телефону, на китайском, пытался что-то донести до меня через сотрудницу офиса, с которой мы общались только на пальцах. Через полчаса переговоров, так и не поняв друг друга, мне разрешили бесплатно позвонить в Сыктывкар, впрочем, потом потребовали 5 ю, и очень долго выписывали квитанцию. Все улыбались, и на самом деле было очень весело. 16-00. Двинулись. Ехать до Ласы 1100 км, После перевала Тангла 5200 метров и города Вэйцюань, собственно и начинается Тибетский автономный район. Тибетское нагорье имеет площадь 1, 5 миллиона квадратных километров, Средняя высота, над уровнем моря 4000 метров. С Севера ограничено мощнейшим хребтом Кунь-Лунь, с юга Гималаи, на востоке Сино-Тибетские горы и хребет Карокорум на западе. Вообщем полный набор.

Автобус спальный . В три ряда и в два этажа вдоль всего автобуса расположены не кресла, а каркасные топчаны с поролоновым покрытием (шконки) с матрацами. Матрацы ночью в горах служат одеялами. Так народ и путешествует, лежа и относительно комфортно. Кроме главного шофера сицзи , есть еще два водилы и кондукторша-кастелянша, она же ко всему прочему еще и любовница сицзи . Вот такая автобусная бригада. Было бы совсем хорошо, если бы автобусники не напихали в проходах между шконок еще и левых пассажиров до такой степени, что автобус присел на задние колеса. Теперь, чтобы выйти из автобуса приходится идти по телам, или вылезать в окно, как делают некоторые молодые китайцы на остановках. Сначала за борт летят тапочки, а потом и само тело. Мы, как один большой табор на отдыхе, лежим кучно. Пассажиры в основном тибетцы и ислим , китайцев мало, и я. Сзади, на площадке расположилась семья тибетцев - человек восемь. Одна молодая женщина и с ней мальчишечка месяцев семь-восемь, черненький, такой тибетченок. Народ вовсю курит, а у мальчишечки на штанах прореха. Мама тряпочку сунула - мальчик пописал. А потом эту тряпочку высовывают в автобусное окно и на ветру сушат. Так всю дорогу и обходились двумя тряпочками.

Сразу по выезде из Гаэрму обгоняем одну колонну китайских грузовиков - машин примерно шестьдесят, потом другую. Навстречу идет колонна, но уже порожняком, со снятыми тентами. Что, интересно, возят в Тибет солдаты? А кому какое дело? Параллельно идет железная дорога на Ласу, причем на этом участке полностью готовая к эксплуатации с семафорами шлагбаумами, туннелями, с надписями о правилах поведения на транспорте и прочими атрибутами.

Пост, примерно в 70 километрах от Гаэрму, проехали быстро. Водитель показал китайскому офицеру мой пермит, а тот даже не посмотрел в мою сторону. Езжайте, мол, с богом. Но грузовики осматривают основательно. На трех тысячах метрах первый привал. Кормежка в заплеванной харчевне, причем вся публика моет руки в одном тазике, а дальше - заходящее солнце и неуверенная походка. Ноги становятся ватными и дышать приходится чаще. Через два часа перевал Танг-ла.

Если один автобус выезжает сегодня, а другой завтра в том же направлении, то это вовсе не значит, что сегодняшний придет первым

/народная китайская мудрость/

Не доезжая до Танг-ла километров сорок, где то на четырех тысячах стрельнуло переднее колесо. Ну что ж, дело обычное. Водилы колесо заменили часа за полтора и хорошо покурив… залезли в люльки спать. Понемногу угомонился и остальной народ. Все, кроме меня. Началась жесткая акклиматизация, более известная в народе, как горняшка . Головная боль и ватные ноги в этом деле не главное. Дело в том, что когда начинаешь засыпать, в голове из-за разреженного воздуха срабатывает рычажок или клапан, рассчитанный на нормальное давление и если голова, которая контролирует ситуацию, засыпает, этот рычажок срабатывает и перекрывает дыхание. Чтоб не задохнуться - просыпаешься. Говорят, есть радикальный способ лечения - напиться до беспамятства, чтобы механизмы заклинило и уснуть, но в этой ситуации рисковать не хочется, да и бара рядом не оказалось. Подожду развития событий. Может быть, и акклиматизируюсь.

Сбылась мечта идиота

/автор известен/

Дойдя до края мира, не стоит идти дальше: там можно встретиться с драконом

/древнекитайская мудрость/

21 апреля

Когда утром я выполз до ветру , то увидел, что наш автобус стоял совершенным раком - это значит под углом к оси дороги и весь встречный и попутный поток транспорта его обтекал. Кювет и пространство вокруг автобуса уже напоминали отхожее место. А что делать? Ближайшая горушка, за которую можно спрятаться, в километре от дороги. Трасса довольно оживленная. И днем и ночью идут грузы в Ласу. Между прочим, китайцы бирочки с рукавов пиджаков не отпарывают, и спят в костюмах. Костюмы у них такие - спальные.

Главный сицзи куда-то пропал. Может быть, поехал за тягачом. Видать не дозвонился по Чайна мобайл. Мобильная связь в Китае дешевая из-за того, что китайцев много, а сотовых компаний всего две. Народ спокоен. Играют в карты компаниями по национальному признаку, компаниями же и выходят побрызгать. На соседней шконке тибетская мама по имени Лю везет в Ласу сына, лет трех. У пацаненка два темечка и лишняя загогулина в ухе. Везут его, наверное, показать ламам. Чем черт не шутит? А вдруг это перевоплощение действующего Далай-ламы?

Где-то в 12 появился главный. Оказывается, он ездил за запчастями к двигателю, не стал уточнять какими. Дефект устранили, завели с толкача автобус и через пару часов с богом отправились по своему маршруту в город Ласа, куда и приехали ранним утром на следующий день. Эти сорок часов дороги Гаэрму-Ласа, при норме 14-16 часов, запомнятся мне надолго. Часа за три перед Ласой снежный заряд за 10 минут вернул всех в зиму. Яки, которые пасутся вдоль дороги, превратились в снежные сугробы. Через 10 минут езды яркое солнце, а еще через пять и снега уже нет. Вот такая погода у нас в Тибете. Крестьяне на яках пашут землю под посадку. По этому случаю рога украшены тряпочками красного и золотого цвета. Засыпаю на ходу - видать, акклиматизация закончилась и тьфу-тьфу прошла удачно. В Ласе меня встретили два тибетца - представители фирмы, ни слова не понимающие ни по-китайски, ни по-английски. Привезли в гостиницу на Бейджин-роад. Название у нее звучное Шангрилла . Гостиница представляет собой одесский дворик из Золотого теленка : лесенки, балюстрады, опять лесенки и проходы. Посредине в домике ресторанчик. Из моего окна вид на не то стройку, не то свалку. Район называется Джоканг. А это не только название первого буддийского храма но и крупнейшего в Ласе, да и во всем Тибете, рынка-базара.

Ласа, в переводе - страна небожителей, h-3650 метров над уровнем моря. Вот и сбываются мои мечты, хотя есть мнение, что мечты, которые сбываются – не мечты, а планы. Ладно, как говорил Баранкин: Если очень захотеть, то даже курносый нос может стать орлиным. . Наметил места для осмотра, для съемки. Ласа – город буддийских паломников, а следовательно здесь присутствуют и сопутствующие этому бродяги, нищие и торговцы. Вечером устроил праздник по случаю приезда. Купил Осипову два тибетских пива, а себе мерзавчик ханки . Огурцы и помидоры оказались безвкусными, наверное потому, что кусочек мяса был очень наперченный. А в голове образ котлеты с картофельным пюре и гречневая каша. К вечеру холодает, а от холода в тибетских гостиницах предусмотрены большие ватные одеяла. Вытащил одеяло из шкафа и помолившись, уснул.

23 апреля

Утро. 9 часов. Цам (горничная) устроила тарарам в дверь, и притащила два термоса с кипятком. Почему два – для меня загадка. Если бы не она - спал бы еще и спал.

Номер хороший, но туалетные бачки подтекают, наверное, как и во всех других гостиницах мира. Легкий завтрак и в Джоканг - старейший ламаистский храм Тибета. Непрерывным потоком идут в храм паломники, спустившиеся с гор. Одной рукой перебирая четки, а другой крутя молельную мельницу, паломники движуться вокруг храма по солнцу. Сделал и я обход Джоканга по солнцу один раз, а не два, три. и. т. д., как это делают настоящие буддисты. Снял на видио паломников на обходе храма, пообщался с лоточниками.

Торгуют всем, чем попало. От фруктов и солнцезащитных очков до культовых предметов и антиквариата. Поторговавшись купить можно недорого, Проблема в том, как это железо тащить через весь Тибет, Урумчи и две границы. Изделия из бронзы, меди и латуни, а так же старая домашняя утварь, религиозные атрибуты удивительны и изящны. Торговля идет до первой крови. Сувенир продается за 200 ю. (первоначальная цена), а куплен он может быть и за 40 и даже за 15 ю. Для продавцов, впрочем, и для покупателей тоже, сам процесс торга не менее важен, чем его результат. Когда продавец в конце - концов получает деньги он первым делом лупит ими по остальному товару при этом нараспев проговаривает мантру, чтоб денег, значит, было побольше.

Пошел в гостиницу и попросил у девчонки из ресторана велосипед. Спрашиваю:Сколько будет стоить? А она - да ладно уж поезжай просто так, без денег. Смеху у народа, собравшегося на мой выезд не было предела, но постепенно, влившись в общий поток стал получать улыбки от коллег велосипедистов и велорикш. На приветственные крики хеллоу отвечаю на хорошо поставленном китайском ниньхао . (здравствуйте). И мы понимаем друг друга – в Китае все велосипедисты отдельная каста: Велорикши с грузом или с пассажирами (иногда по три человека) гоняют целый день туда-сюда. Я понял, как это тяжело . Первые километры дались с трудом, но потихоньку втянулся. Исчезла одышка и ноги стали работать правильно.

И еду я на этом велосипеде через всю Ласу в действующий монастырь секты Гелукпа - Сэра - Шиповник . Если Ласу представить в форме сковородки, то Сэра находится на его краю. Сделал обход монастыря, но с чисто познавательными целями, потом залез на самую высокую крышу, с которой видна вся Ласа с дворцом Потала посредине. Панорама потрясающая. В Сэре-как и во всех действующих монастырях стоят кумирни. Религиозные сооружения в виде печки. Паломники, проходя мимо кидают в кумирню ячье масло и пряности, которые непременно носят с собой в мешочке, и от этого запах в монастырях очень душистый и специфический. Неподалеку от Сэра, под горой расположен большой камень, на котором происходит погребение лассцев . Могильщики разрезают трупы, разбивают кости и черепа, и все это идет на корм воронам и грифам. Зловещая процедура, но таков обычай. Останки же нерядовых служителей культа хоронят в ступах или чортенах.

Опять кручу педали. Двое молодых тибетцев пьют чай за столиком прямо на улице. Машут: присоединяйся. Второго приглашения ждать не стал, мне налили из термоса тибетского чая (чай с молоком, ячьим маслом и чуть-чуть соленый). После второго стакана я влюбился в этот напиток, а после пятого усталости от велосипеда как не бывало. Разговорились на уровне Путин - хао. Ласа - хао, Китай - бухао. Потом мужики заплатили за чай, записали мне свой номер телефона, сказали: чуть что звони, попрощались и я отчалил.

Еду в сторону монастыря Норбулинк, опять через всю Ласу, вокруг дворца Поталы(ударение на первом слоге). Потала - это храм, который буквально реет над городом. Он грандиозен и могуч. Высотой восемьдесят метров, имеет 18 этажей. Потала расположен на склоне горы Мабуджи, возвышающейся над Ласой. А Норбулинк. это муун , так назвал его один служитель т. е. по нашему парк –музей, красивый, тихий парк, с зоосадом в центре. Или летний дворец далай-лам. Погулял по парку-дворцу, красиво, везде фонтанчики. На большее сил не хватило.

На обратном пути, на центральной площади перед дворцом Потала безуспешно пытался научить торговок сувенирами, они там бегают стайками и пристают ко всему народу, выговаривать слово – Сыктывкар. Учили, учили, да так и не выучили. Дал задание к завтрашнему дню, чтоб назубок. А вот двое чумазых пацанов, лет по десять, и спели и сыграли на однострунном инструменте, пардон, там не струна, а веревка, ну уж очень душевно сыграли.

В Ласе погода может меняться за 3-5 минут на противоположную. Потому у тибетцев основная национальная одежда – Чуба. Этакий ямской тулуп, запахивающийся и подвязывающийся поясом. А если жарко - чубу спускают или на одно плечо, или до пояса. И тепло, и прохладно. Ужинал в гостиничном ресторане. В программе национальная тибетская опера. Сказано громко. На самом деле два тибетца и две тибетки исполняют в костюмах экзотические пляски, очень напоминающие танец оленя из Асья-Кыа, только вместо оленя у них Як. Да и послабже они будут против нашего ансамбля. Сопровождение – бубен и металлические тарелочки. Такие, как у кришнаитов. Помните: Харе Кришна .

Американы и прочие швейцарцы танцоров фотографируют, а те улыбаются, как и надо. Американцы народ малохольный - пусть фотографируют. Заказал грибы с мясом. Вкусно, но рыба во фритюре, которой угощал меня Гена Деркачев в Питере, в китайском ресторане, была повкусней.

Американам на выходе из рестораны повесили на шею шелковые шарфики-хадаки, а мне ничего не повесили, только улыбнулись. За ужин на 25 ю. хадаки не положены. Быстрее в номер - спать. Завтра Потала.

24 апреля

Вчера обгорела вся рожа. Заснул под утро, а тут Цам вваливается менять термосы. монинг , а сама что-то шепчет, наверное утреннюю молитву. Спина и то, что ниже, болят от вчерашней велосипедной прогулки. Сейчас встану выпью чашечку чая, поговорю на путунхуа (пекинский диалект) и вперед, по всем 18 этажам дворца Поталы. Когда почувствовал, что все языки достаточно перемешались в голове, попробовал изъясняться на русском матерном плюс отчаянная жестикуляция. Эффект превзошел ожидания. Народ стал понимать с полуслова. В Тибете вообще трудно с языком. Молодежь учит английский, на китайском разговаривают соответственно китайцы, а это треть населения Ласы, а о русском здесь и слыхом не слыхивали.

Вход в Поталу стоит 100 ю. Хорошо паломникам, которые совершают внешний обход дворца совершенно бесплатно, а внутрь им не очень-то и надо. Дворец Потала для буддиста - это то же самое, что Сергиева лавра для православного. Красный дворец - это верхняя часть храма, здесь расположена резиденция далай-ламы, хоть он и живет сейчас в изгнании, в Индии, главные ламаистские святыни и усыпальницы-ступы всех далай-лам, за исключением шестого. Каждая ступа - это высокохудожественное изделие, а еще это несколько тонн золота. Ступа Далай-ламы пятого содержит 3720 килограмм, так написано на табличке К подножью красного дворца ведет широкая дорога. По обочинам лежат гранитные камни в форме небольших дощечек на которых выбиты сутры из священной буддистской книги Данджур, этакие буддистские скрижали . В белом (нижнем дворце) комнаты лам, кладовые, хранилища. Внутреннее освещение красного дворца приглушено, везде камеры слежения и объявления о крупных штрафах за съемку. По-моему, в Потале полусвободно и за большие деньги, снимал только Юрий Сенкевич.

Как в Ласе делают печати? Очень просто. На стульчиках, в центре, сидят 10-12 человек и скальпелем, потихонечку вырезают из резины любую печать с изображением иероглифов, или с чем другим.

Свадьба. На первой открытой машине едет оператор с видеокамерой, потом машина с гирляндами, за ней несколько джипов. Все, как у нас, только куклы не хватает на капоте.

У китайцев три страсти: табак, карты и сотовые телефоны. Если карты и табак придумали китайцы, то возможно сотовые телефоны тоже дело их рук (предположение). Не бывает китайца без сотового телефона, не играющего в карты и не курящего сигареты одну за другой (уверенное предположение).

В Китае и Тибете все парикмахерские зарезервированы во вторую смену под бордели. Если днем стригут и бреют, то ближе к вечеру из дверей кричат: Hello, I love you .

Молельные мельницы у тибетцев совершенно разного размера: от 10 сантиметров до полутора метров. В руках ее просто не удержишь, и приходится одевать на шею специальный ремешок, который поддерживает барабан на весу, только успевай крутить.

Подаяние в Ласе просят все: ламы, нищие, юродивые, калеки, бабушки, дедушки. Эта форма заработка вполне законна и социально обоснованна. Особенно хорошо подают ламам. Лица у жителей Тибета совершенно разные. От китайского разреза глаз до греческого носа и цвет от желто-серого до черного, чернее, чем у африканцев. Но это, в основном у людей пожилых, иссушенным жарким горным солнцем. А все тибетки похожи на Галю Зорину, но сильно загоревшие, так, что на щеках проступает капиллярная сетка. Женщины, занятые на общественных работах: чистильщики обуви, продавцы, кондукторы автобусов, дворники, водители такси, почти все носят повязки - память о атипичной пневмонии прошлого года, а мужики игнорируют. Ни одного тибетца в наморднике я не видел.

Автомобильные гудки, в отличие от других городов Китая, в Ласе запрещены и поэтому рикши обозначают свое присутствие свистом. Пусти, свободен, обгоняю. Вот такой универсальный язык на все случаи жизни.

Самое трудное в поездке отмачивать этикетки от пивных бутылок для Осипова. Иногда они рвутся и пиво приходится повторять.

25 апреля

Когда покупал билет до Шигатзе, второго по величине и значимости города Тибета, встретил свою стюардессу из автобуса до Ласы. Ходит по вокзалу и вербует клиентов в Гаэрму. Вообще, такой способ привлечения самый действенный, хотя информации о движении автобусов для тибетцев и китайцев на автостанции очень много. Пока я там болтался, имел приглашения уехать в Гаэрму, Шигатзе, Ченду и еще черт знает куда.

Хотел купить в Китае шляпу с широкими полями для защиты от солнца. Думаю, когда будет жаркое солнце, тогда и куплю, а на второй день в Ласе подгорел. А на фига мне теперь шляпа? Сегодня покупал яблоки у торговца на улице: непроницаемый китаец. Взвесил четыре яблока на приборе, состоящем из комбинации нескольких веревочек и палочек, который, очевидно, есть весы. Уравновесил груз и показал мне. Видел? Потом потребовал 10 ю. - такова цена. Пришлось сказать, что я об этом думаю, тогда цена упала до 7 ю. Сошлись на пяти. Таковы рыночные законы в Китае, Тибете и, боюсь, везде. Купил Гене нож. Просили 80, отдали за 20, но красивый.

26 апреля

6 утра. До свидания Ласа. Улицы пустынные, но у дворца Потала уже народ. Простираются понемногу. Простирание – это своеобразные поклоны, когда молящийся распластывается перед буддийской святыней много, очень много, тысячи раз. Поэтому поверхность мостовых, перед храмами отшлифована и пропитана потом буддийских поломников. Таксист хотел слупить с меня двойной ночной тариф . Пришлось рявкнуть. 240 километров до Шигатзе автобус проходит за 12-14 часов. Очень сложная дорога. Большая часть идет по ущелью верховьев реки Брахмапутра (Цзанг-по). Как и положено: с одной стороны гора, с другой пропасть. Багаж закинули на крышу в багажное отделение и накрыли сеткой. В автобусе почти одни тибетцы, возвращаются после выходных домой, в Шигатзе.

После старта пассажиры начали заниматься своими обычными делами: щелкать орешки, курить, кидать окурки, плевать и сморкаться на пол, и при всем этом мило улыбаться и радоваться жизни. После перевала, в ущелье дорога вся разворочена. Идет ремонт. Ехать очень трудно. Машины идут сплошным потоком, постоянные разъезды. Такими темпами будем в Шигатзе не ранее семи вечера. Кроме гор могут быть только горы - крутится в голове и скупая слеза ползет по щеке - так все величественно. Ландшафты не просто красивы - они прекрасны. Дорога идет вдоль каньона, по полке. Слева внизу, в метрах 40-50 река. По другому берегу, тоже идет дорожка, но она только для осликов. Дорога на протяжении 120 километров в ремонте, но вид из окна компенсирует трудности. Когда в метре от автобуса пропасть трудно расслабиться. Постоянно в тонусе.

Остановка на обед. Бросил в Брахмапутру пластиковую бутыль с запиской и приветами близким. Искать в Индийском океане. На обед съел коробку супа. Пожилой тибетец, с которым мы раскланивались еще в Ласе пригласил на рюмку пива (пиво он попивал всю дорогу), но я дипломатично отказался. Мол, пью чай. Но кусок ячьего мяса съел с большим удовольствием. Жестковатое, но какое вкусное. Все дальше и дальше забираемся в горы. Иной раз в голову приходит мысль: Как хорошо, что вокруг тибетцы, а не чеченцы и песня в голове другая звучит: Только разве узнает Родина-мать одного из пропавших своих сыновей . Шигатзе открылся неожиданно. Горы, горы и вдруг самый настоящий, хоть и небольшой, но город.

Любая пища, пропущенная через желудок имеет тенденцию менять свою сущность

/из опыта ассенизаторов/

В Шигатзе китайский язык совсем не понимают и со мной приключился конфуз. Вечером пошел ужинать в ближайший общепит За соседним столиком четыре молодых тибетца отобедывают после трудов праведных. Между ними на столе большой тазик с чем-то мясным. Так, как у нас возникли трудности в общении с официантом, я показал на соседей. Неси тоже самое . Ну он и принес. тазик точно такого размера, что и у соседей. Порций на восемь, или больше. Пришлось мне это вкусное, но острое-острое блюдо жрать и жрать. Чувствую, что лопаюсь, а в тазике еще на три-четыре захода. Ну и хрен, думаю, с Вами. Кушайте сами, а у меня уже подступает. Встал, улыбнулся, через силу вдохнул, расплатился, сказал се-се (спасибо) и ушел, не хлопнув дверью. Не смог. Счет потянул на 60 ю., а дорога до Шигатзе на 50. Вот такая бухгалтерия. Пришел в гостиницу, а у меня в номере (номер на двоих) сидит китаец и улыбается. Ладно. Будем спать интернационально. Одеяло с простыней подоткнуто под матрац Получается, что спишь в спальном мешке - тепло. Между прочим в Пекине в отеле был номер 305, в Синине 305, в Шигатзе 8212 - код Сыктывкара. Очень много мистического в этой стране.

27-ое апреля

Что такое Шигадзе? Город. И если Ласа составляет, примерно, пол-Сыктывкара, то Шигадзе размером с Вильгорт, только расположенный на высоте 3900 метров над уровнем моря. Жители почти сплошь тибетцы и очень приятные люди. Туристов мало. Пошел искать монастырь Ташилхунпо, т. е. монастырь Таши (Панчен)-Монстырь панчен лам. На территории монастыря милостыню никто не просит. А монастырь очень красив, красив и богат. В религиозной иерархии Тибета панчен-лама это вице-король ламаистского мира и что то вроде зама по экономике. Он же держатель казны. И если далай-лама определяет политическую и духовную власть, то панчен-лама сидит на сундуке с деньгами. Именно из –за этого происходят некоторые противоречия между двумя иерархами буддизма. Далай лама находится в изгнании и живет в Индии, вместе с золотым запасом, в то же время Панчен является членом Всекитайского народного собрания и вполне лоялен китайским властям, а драгметала в монастыре Ташилхунпо много, если не сказать очень много. Богатый монастырь. Сами денежку зарабатывают, видать, и Панчен подбрасывает кое-что. Недаром его фотографии везде: и в монастыре на видных местах, и в торговых городских лавках . Лицо очень холеное, и народ его любит.

Башня Джамба Чиенму (Храм Майтрейи). Внутри находится самая большая в Тибете двадцатишести метровая статуя Майтреи – будды Грядущего, восседающего на лотосе. Исполненная из золота и с третьим глазом, взгляд которого проникает всюду и вся, завораживает почище Монны Лизы. Стоимость съемки в различных храмах колеблется от 100 юаней за фото до 1800 ю. за видео. Обдираловка. Разговорился с одним немцем примерно моего возраста. Он путешествует по Азии уже три месяца. Был в Непале, Монголии, Вьетнам, Банкгоке, Индии и считает, что путешествие в группе это есть неправильно. Я говорю: У тебя есть семья? - Семьи нет. Ну тогда конечно можно кататься по полгода, а меня дома ждут любимые женщины Анжела и Катюша. 12 часов. Монахи прибираются и начинают выпроваживать посетителей.

В Шигатзе, в отличие от Джоканга в Ласе, торговые лавки более ориентированы на предметы именно религиозного культа:колокольчики дудочки, ваджры, полотна с изображением членов буддийского пантеона, чашечки под коптилки и. т. д, а вот с антиквариатом похуже будет. На фасадах почти всех домов в Шигатзе изображение глаза и свастики. Кроме того эти атрибуты имеются на автомобилях. Глаз, как третий глаз Будды, а свастика символизирует Вечное возвращение к жизни .

Путешествуя по Тибету, часто ловлю себя на мысли, что слышу русскую речь. Разбираю отдельные слова и даже фразы… а в автобусе едут одни тибетцы. Вот и в Шигадзе, когда услышал русский говор в первый момент подумал - опять померещилось, но в следующий миг увидел родные рязанские рожи и сомненья исчезли. Группа москвичей приехала из Катманду, а туда прибыла из Москвы, Дели самолетом. Передвигаются, как белые люди на джипах по Непалу и по Тибету и с англоязычным гидом. Обменивались впечатлениями, улыбались, шутили. На душе стало легко и хорошо. Ребята сказали, что восхищены моим одиночным маршрутом, не скрою - слова были приятны.

Во всем Тибете существует культ Яка. Его изображения встречаются: на вывесках, в названиях учреждений, в религиозных ритуалах. Отель Як , кафе Як , фирма по производству веников Як . И везде продают ячьи принадлежности: рога, голову с рогами, хвост, масло, фигурки яка разной величины, Без сомненья - як главное животное в Тибете. Кормит, поит, а главное, участвует в туристско-рекламном бизнесе. При пересечении Тибетского плато глядя на этих волосатых коровок, пасущихся в каменистой пустыне на высоте четырех тысяч метров, пытаешься выяснить, что же они кушают? где травка? А травки-то и нет.

28-oe апреля

Из Шигатзе в Ласу. Специально купил билет на место справа у окна, над обрывом, для полноты ощущений пропасти и для съемки. Особенно не по себе, когда ветер дует вдоль ущелья навстречу речному потоку. Река закипает, и грохот соответствующий. В Ласу приехали под вечер. Все автобусы на Гаэрму тю-тю. Долго и упорно беседовал с ресепшеном в родном отеле и отвоевал у него номер за 40 ю. (предлагал за 100). Сбегал на Джоканг, благо он работает до темноты, купил кучу ножей-кинжалов. Красивые изделия, хоть и декоративные по сути. Каково будет их везти через две границы?

29-oe апреля

Прощай, Ласа и Тибет, и тибетцы. Хорошие вы ребята, но пора домой. Автобус спальный и очень удобный: Люльки-кроватки, по 1,80 м, а главное нет зайцев и проходы между рядами свободные. Можно прогуливаться туда-сюда, а не пробираться по телам. Со мной вместе в автобусе едет американец Грэг из Бостона. В Тибет он попал с востока, через Ченду. За пермит заплатил так же, как и я, 1700 юаней, но до Ласы добирался самолетом.

Влезли на Тибетское плато, сильный снегопад, но красиво, очень красиво. Слева и справа снежные пики, а между ними Цинхай-Тибетское шоссе. На всех перевалах Ларце . Ларце - это груда камней, в которую воткнут шест, с привязанными к нему веревками. На веревках висят молитвенные флажки, которые символизируют древний обычай уплаты налога за проход через перевал горным божествам. Неторопливые пастухи-тибетцы в длиннополых чубах. Пытаюсь снимать через автобусное окно, если открыть форточку, ветер сразу врывается и слегка обмораживает.

Некоторые яки из многочисленных стад, встречающихся по дороге, гуляют отмеченные красным флажком или треугольным вымпелом, на шее или на боку И непонятно то ли это передовики китайского коммунистического труда, то ли лучшие быки (яки) производители, или еще кто.

Изредка попадаются тибетские поселения. Полтора-два десятка традиционных тибетских домов, с плоской крышей, окнами–бойницами и с каменной оградкой – метра полтора. А на оградке еще с метр ячьих кизяков - аргала. Получаются внушительные заборы. Между прочим ламы очень просто писают. Присаживаются на корточки, не поднимая рясу и писают не отходя далеко от автобуса. Ряса - это удобно и практично!

Из дичи летают вороны и сороки. Тибетские лохматые псы попадаются на глаза, Падали по обочинам тоже хватает. То овца дохлая, то полкоровы обглоданные. Все в порядке вещей, В Калмыцких степях и не такое можно увидеть.

Отличие Уральских гор от Тибета. На Урале светит солнце, и через пару минут дождь. В Тибете же после солнца запросто идет снег уже через минуту.

30-oe апреля

В Гаэрму приехали ночью и до утра прохлаждались в здании автовокзала, на скамейках. Мы, это я, американец Грэг и еще один китаец - интернациональная бригада.

В семь автобусный кассир сообщил, что для поездки в Донаван и Лююань (станция на железнодорожной ветке Ланьчжоу-Урумчи) необходимо разрешение полиции. Грэг убедил меня, что надо так и сделать, хотя было несколько более простых способов урегулировать отъезд, например поймать китайца и послать его за билетом. Но билетов нам нужно было два, поэтому мы и поехали в родной полицейский департамент города Гаэрму. Те же рожи, которые я видел в прошлый приезд в Гаэрму выписали разрешение-пермит, один на двоих. И стоит этот пермит 50 ю. Я заплатил красненького Мао (50 ю.), а американец сдуру дал еще 50, за себя. Грэг парень хороший, но как все американцы немного малохольный, хотя неплохо говорит по английски и еще у него есть отличный справочник –путеводитель-разговорник, толщиной сантиметров пять, с которым можно путешествовать по Китаю закрыв глаза . Указано и разжевано абсолютно все, что может понадобиться в поездке. В итоге мы подарили, и без того лоснившимся полицейским, 50 юаней, и хрен с ними. Билет на Донован купили на вечер. И хорошо, днем через соляную пустыню ехать жарковато. Да, Гаэрму город контрастов. В первый раз меня обули на 1700 ю., а теперь только на 50.

От моих омоновских ботинок в жарком Гаэрму народ тащится и показывает пальцами.

Характерно, что китайцы предпочитают написание иероглифов всем другим видам живописи и рекламы. Рисуют с любовью, при этом иероглиф и его написание служат предметом гордости всякого отдельного китайца и всех китайцев вместе. На жизнь они не ропщут. Они имеют ее в виду, эту жизнь.

Перед отъездом из Гаэрму среди китайцев возникла разборка. Наш сицзи не поделил что-то (наверное выгодный рейс) с другим сицзи и этот другой заблокировал наш автобус своим. Водилы орали друг на друга и хватали за грудки , а толпа сочувствующих с обеих сторон, человек сто, наблюдала. Странно, но до настоящего мордобоя дело так и не дошло. Пришли два полицейских и стали выслушивать стороны и вершить третейский суд. Толпа удвоилась, и только тогда, когда главного дебошира закрыли в машину с решетками, начала рассасываться. Воронок уехал, прихватив заодно и нашего сицзи. Когда часа через полтора его отпустили, блокирующий автобус общими усилиями полиции и автобусников оттащили и… нет, еще не поехали. Несколько раз перегружали багаж на крыше и перетасовывали зайцев в салоне. Потом за городом догружались железнодорожными чугунными башмаками, ну, и в путь. 540 км, как до Кирова. В Донован приехали в шесть утра. У Грэга здесь назначена встреча. Мы расстались, пожелав друг другу удачи и обменявшись адресами.

1 мая

До станции Лююань 160 километров по пустыне, автобус пойдет не скоро. Таксисты же тут как тут (они же таксисты). Мол, 200 ю. и едем. В конце концов поддался на их уговоры и поехал на такси вместе с двумя китайцами за …30 ю. Дорога до Лююани действительно пустыня, с кибитками, верблюдами и песком до горизонта. В кассе Лююаньского вокзала просил билет до городка Алашань-Коу, пограничного перехода в Казахстан в районе Джунгарских ворот С Казахской стороны станция называется Дружба. Название – как воспоминание о Советском Союзе и великой дружбы с китайцами. Но до Алашань-Коу прямого поезда нет, что ж, поеду в Урумчи.

Лююань. Китайская провинция прет и выпирает. Хотя и здесь красивые рекламные плакаты с иероглифами. (Летайте самолетами чайного аэрофлота, например) и вокзал по последнему слову вокзальной техники. А санузел - нет. Бабулька на кассе с большим трудом и неохотой выдала мне кусочек мыла, а после намыливания рук заботливо прибрала его на место.

Сижу в вокзальном ресторане по случаю первого мая. Жду грибы с мясом, убиваю время, хотя этого делать и нельзя. Время нужно любить и наслаждаться им, получая удовольствие именно от этого, от времени. Ну вот, притащили огромную тарелку, так я и знал. Китайцы думают, что европейцы должны много жрать, раз они такие толстые. В ресторане из клиентов я один, время обеда еще не наступило. Вся ресторанная бригада в движении. Вместо того, чтобы мирно перемывать косточки своим сотрудникам или курить в подсобке, моют, чистят зал и стены, окна и двери. Складывают салфетки, меняют воду в вазах с цветами и все это скоро и молча.

Городок Лююань входит в состав Сннцзан-Уйгурского автономного района. Народ здесь узкоглазый – тюрки-уйгуры. Ближе к Урумчи вообще будет Советский Казахстан-Узбекистан.

Если в Тибете куда ни посмотри - увидишь яка, то здесь кумир, талисман и социальная эмблема края – верблюд, как символ великого шелкового пути. Кроме песка и ветра больше ничего нет. Смотрю на великий шелковый путь из окна вагона. Ну и пейзажик. Щебеночные холмы, кое-где сухие кустики, и солнце, пробивающееся сквозь тучу. Похоже на землю после третей мировой. Чуть позже началась настоящая пустыня с песком и саксаулом. Вдоль дороги в некоторых местах стоят заборы, как в Воркуте, только без щелей. Защита от песчаных бурь.

С китайцами общаться нет желания, все мысли уже о доме. Молодой китаец достал из загашника бутылочку, как из под духов, емкостью грамм 80, наполовину полную, объяснил мне, что это китайская водка, и выпил ее в течении часа, закусывая огурцом. Это сорок-то грамм! Нормальный русский человек за это же время выпивает пол-литра тем более с огурцом.

2 мая

Урумчи. В Урумчи уже никто не путает мою национальность с американцами. Если в других районах Китая спрашивали: Мэйго? , то тут однозначно: Элосы! Урумчи-страна ислима . Вывески, реклама обязательно на двух языках:иероглифами и арабской вязью. Город большой, но нет здесь того шика, как в Бейджине и того китайского колорита, как в Харбине. Большое влияние оказывает близость бывших Советских среднеазиатских республик. По сути Урумчи и есть Средняя Азия китайского разлива.

Зато урумчинские парки это здорово. Заплатив пять юаней за вход можно заниматься, ну всем, что пожелает твоя китайская душа. Кружки по интересам, спорт и физкультура, танцы, бесплатный цирк, атракционы, специальные детские программы – всего не перечесть. В парке прямо на травке стоит множество палаток. За небольшие деньги в них можно отдохнуть, поспать или заняться черт знает чем. В парке Хунжа меньше занимаются ушу и танцами, а больше пикниковой деятельностью. Африканские увеселения с тамтамами и двухметровыми кобрами, очень много различной и вкусной еды, башенка в форме фаллоса и пагода, с крыши которой весь Урумчи, как на ладони, водопад, рыбалка в центре парка. Народу - страшное дело, но нет очередей, напряженности, усталости. Кругом шарики, зонтики, фонарики.

При посадке на Алашань-Коу не вижу европейцев. Китайцы, совсем немного казахов. Опять оказываюсь в меньшинстве. При электронном досмотре багажа меня тормознул полицейский и указывая на тибетскую дудку спросил: Что это? . На дисплее явно показался ствол огнестрельного оружия. Пришлось объяснять что почем. Поезд двухэтажный, вагон общий. Нормально. Заканчиваю путешествие вместе с народом.

так ты же, парень, прыгаешь в длину…

/народн./

Живая неудача лучше мертвого шедевра

/Б. Шоу/

3 мая. Алашань-Коу

Поезд слегка опоздал, но это ничего не изменило. Девчонки-железнодорожницы в здании вокзала, так и не смогли понять, что я от них хочу и пригласили главного диспетчера, Риту, китаянку лет сорока, которая прекрасно говорит по русски. В Алашань Коу многие железнодорожники говорят и понимают русский язык: на другой стороне границы станция Дружба, а это экс-СССР. Информация такова: По случаю майских праздников автомобильный переход границы закрыт до 7 мая китайской стороной. А с 7 по 11 мая закрывают казахи опять же по случаю Дня победы. Что ж, если автомобильная граница на замке, придется пересекать железнодорожную. Моя новая знакомая Рита несколько раз звонила на станцию Дружба коллегам, которые как вариант предложили пересечь границу ( 12 км. ) на казахском тепловозе вместе с товарным составом, конечно, если договоримся с китайскими таможенниками но ничего путного из этой затеи не получилось. Таможенники они и есть таможенники. Будь то Сыктывкаре или в Алашань Коу. Второй вариант пересечь границу на поезде Жамо-Жакты (Урумчи–Алма-Аты), который ходит два раза в неделю и, повезло, будет здесь завтра в 9-00. Ура! Завтра еду до Дружбы, потом до станции Актогай, а там и Новосибирск недалеко. В кассе, при покупке билета, молодая китаянка с улыбкой объявила цену 430 юаней (1400 рублей) за 12 километров до Дружбы. Не поверив глазам своим и широко их открыв я уже собрался высказать все, что думаю по этому поводу, но мне объяснили, что таков китайский железнодорожный закон, по которому билеты на международный экспресс Урумчи-Алма Аты стоят 430 юаней, независимо от станции посадки, и никакого обмана. Вспомнив все матерные слова, со скрепящим сердцем и худеющим кошельком, выложил сумму, ладно. Потом долго и упорно бился с ресепшеном в отеле за номер в 50 юаней, вместо предложенного за 100. Победил, но победа оказалась пиррова. В номере на двоих, с телевизором, телефоном, кондиционером, туалетом и ванной не было ни электричества, ни горячей воды.

Помылся под холодным душем, понял, что жизнь все еще прекрасна и лег спать. В 5 вечера чистый и бодрый решил найти автомобильный пограничный переход в Казахстан, что бы лично убедиться в существующем положении дел. На улице совершенная тишина, пустынно и жарко. Пошел пешком на границу (3 км), а там тишина еще более глубокая. Около КПП один человек, да и тот водопроводчик, который следит за орошением газонов. С трудом нашел стоянку автотранспорта, все население которой состояло из двух кавказских овчарок, готовых всех сожрать и тибетца . Он не рычал, не рвался, только смотрел, и в глазах его была одна ненависть ко всему роду человечьему, Все псы сидели на цепях, хотелось быть уверенным, на цепях хорошего качества. А посреди автостоянки машин на пятьсот, уныло стоит фура с алмаатинским номерами и водитель Володя, который живет здесь уже четвертый день. Не успел погрузиться до 30 апреля, и уехать не уехал - надо машину сторожить. Все правильно - переход закрыт до 11 мая. Поговорили, поматерили китайских и казахских погранцов, прошлись по Назарбаеву. Все таки национальный вопрос в Казахстане стоит и никуда от него не деться. Вечером купил в магазине шкалик китайской водки (баоцзы) и консервы из ослиного мяса. Предлагали собачатину, но вспомнив Джима, отказался. Между прочим, баоцзы напоминает по вкусу ЭАФ (этило-альдегидная фракция) - антиоблединительную жидкость, которую пивал в молодости, будучи работником службы ГСМ в аэропорту Ухта и на Вуктыле. В 21 час заработал телевизор - дали электроэнергию. Смотрел американский боевик с Ричардом Гиром - между прочим хорошо говорит по-китайски.

4 мая

Проснулся не бодрый, а еще говорят (китайцы), что баоцзы тем хороша, что наутро чувствуешь себя посвежевшим и просветленным. Не знаю. То ли водка была не та, то ли врут китайцы, то ли вообще хорошей водки не видели.

8-00. Энергия отключилась, вместе с телевизором. Все. Пора домой. В Дружбу меня отправили в лучшем виде. Пограничники и таможня не буйствовали. Немного потрясли соседа–казаха, который тоже садился в Алашань Коу до Алма-Аты. Байтулаев Комбарали Жоланович оказался биотехнологом-травником и интересным человеком. Пытается в Казахстане выпускать лекарства на основе местной травы, которая растет в районе Джунгарского Алатау и выпустил уже пробную партию и результаты блестящие. Аналогичный препарат выпускают в Китае, но опять же из казахской травы. Вот он и воюет со своим Минздравом и прочими бюрократами от медицины, доказывая, что не верблюд и что лекарство из казахской травы надо выпускать в Казахстане, а не в Китае. Уже вечером я сидел на станции Актогай, расположенной посреди голой степи, ждал поезд в сторону границы (казахско-российской) и мирно беседовал с бабушкой-кассиром о превратностях судьбы, о самостоятельности Казахстана и воровстве в верхних эшелонах власти.

5 мая

Вместо того, чтобы взять прямой билет от Актогая до Новосибирска, для экономии денег я решил сначала доехать до казахской границы, перейти по автомобильному переходу в г. Рубцовск Алтайского края, и уже там взять билет до Транссиба. Получалось, что на этих пересадках можно выиграть рублей 500. Да, не ведал я в то время, какие прелести могут случаться на простых российско-казахских пограничных переходах.

На погранпереходе Аул-Рубцовск казахские таможенники признали во мне наркокурьера из Китая. Старший оперуполномоченный ОБНОНа с гадливой улыбкой на лице, двое солдат и симпатичный дворовый пес устроили настоящий шмон по поиску наркотиков, причем осматривалось и обнюхивалось все, что можно увидеть и обнюхать. Попутно изымались сувениры: декоративные ножи- оружие, молельная мельница, купленная в Ласе за 15 юаней - антиквариат, китайские таблетки от давления - неизвестный наркотик. Кроме того очень внимательно были прослушаны диктофонные записи, но убедившись, что на них мой голос, кассеты и диктофон были реабилитированы. Всю контрабанду принесли в здание, для вынесения приговора . Вызвали из соседнего отдела, сотрудника, который когда то жил в Китае, в качестве эксперта, но тот оказался не компетентным. Таможенная братия по очереди подходила к контрабанде . Нюхали таблетки, примеряли в руке оружие, цокали языкам и многозначительно надували губы. К тому же задавали кучу риторических вопросов. Для вынесения решения ждали начальника, который был где то-на заседании. За месяц поездки я привык адекватно реагировать на любые события и был совершенно спокоен. Итог таков - пришел начальник, молодой майор, обозвал всех таможенников чудаками на букву М (шукшинские же места рядом), и сказал, что пора отличать наркокурьеров от путешественников, а контрабанда такая и у него в доме есть. И я оказался чист перед казахским законом. Извинились, посадили на попутку и отправили в Рубцовск. По дороге водитель - молодой парень долго жаловался на жизнь. Пшеница у них самого лучшего качества по всей России, а по доходам населения Алтайский край стоит на последнем месте. Вот такой парадокс понимаешь ли. Городок Рубцовск запомнился холодным ветром с пылью, грязнущими улицами и печальными лицами рубцовчан.

Вечером, в ожидании поезда до Новосибирска, наблюдал местных жителей, пытаясь найти в них черты шукшинских персонажей. Искал сходство и не находил. Одни лишь различия. Да ладно. За 4-5 часов трудно разобраться в таком щепетильном деле. С опозданием, прибыл поезд. По громкой связи объявили, что посадка и высадка пассажиров состоится, после таможенного и пограничного досмотра. И тут началось. Огромные пятиведерные челноковые сумки начали мелькать туда-сюда: из вагона и обратно. Челночницы с широко раскрытыми и выпученными от страха глазами шныряли из вагона на перрон и обратно вслед за сумками. Угрюмые таможенники вылавливали незадекларированый товар, который и составлял основной груз этого поезда. Улыбающиеся пограничники с отвертками и фонариками разбирали вагон изнутри пытаясь найти контрабанду, но потом делали как было , то есть собирали. Все это происходило одновременно. Досмотр длился часа полтора, и в итоге с поезда ссадили двоих молодых казашек и штук 5-6 баулов багажа. Каково же было мое изумление при подъезде к Новосибирску на следующее утро, когда неизвестно откуда появились тюки с вещами, размером с человеческий рост. Где же они были вчера при досмотре? В каком тайнике? Или все проще? У таможенников глаза были заклеены банкнотами? Скорее да, чем нет.

6 мая

Новосибирск мне не понравился. После улыбающихся китайцев угрюмые сибиряки выглядели не очень выигрышно.

8 мая

B 0-40 был в Кирове. Все автобусы уже тю-тю. Переночевал на стульчике в зале ожидания. Нам не привыкать, а утром домой. Здравствуйте, вот и я.

Многие спрашивают меня, что интересного в Китае, что самое интересное? Что больше всего заполнилось? Что восхитило? Не буду говорить о величии и экзотике, о тайнах буддизма и ландшафтах Тибета. Самое интересное - это люди. Простые китайцы и тибетцы. Если, гуляя, встречаешь десять человек, то девять из них обязательно улыбнуться тебе искренне. Улыбнешься и ты им.

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Истории бывалых:

News image

Удивительный город Пекин

Когда-то мои коллеги ездили в командировки в Китай и каждый раз жаловались, как там было ужасно. Теперь я знаю: они просто не хо...

News image

Отвратительный Хайнань

Я на Хайнане уже 3 дня. Уехать захотел в первый же день. В форуме Travel.ru есть статья Совсем не райское место Хайнань - там ...

News image

Аньшань. Лечение в санатории Танганцзы

июнь 2010 Аньшань. Лечение в санатории Танганцзы.(июнь 2010 г) Вот и мы побывали в китайском санатории. Дорога конечно дол...

News image

Великий Канал

Одна из вещей, которая в Китае мне обалдеть как нравится, это то, что они, китайцы не спешать расставаться с тем, что хорошо себ...

Путеводитель:

Отдых в Шэньчжэнь. Отели и гостинцы Шэньчжэнь. Где оста

News image

Китайский город Шэньчжэнь, имеет несколько районов, каждый из которых отличается своим особым шармом. Именно...

Благовещенск - Хэйхэ. Краткий путь из России в Китай

News image

Китайский город Хэйхэ находится на границе с Россией и всего лишь в 800 метрах от российского города Благове...

Авторизация



Топ отелей Китая:

CROWNE PLAZA HOTEL NORTH BEIJING 5*

News image

Основные сведения В отеле: 26 Double с ванной, 125 Suite с ванной, 99 Twin с ванной, 6 этажей, 9 лифтов. Ходит автобус до ...

GUEST HOUSE 4*

News image

Основные сведения Расположение на возвышенности дает возможность с высоты птичьего полета наслаждаться видом на море и город ...

CONRAD HOTEL HONG KONG 5*

News image

Основные сведения В отеле 513 номеров, включая 46 Suites: Superior City View (42 кв.м.) - панорамный вид на город, Deluxe Mou...

Традиции Китая:

Немного истории Китая и древнейшее упомниание о нем

News image

Древнейшие упоминания о Китае относятся ко временам правителя Фу Си, жившего за 30—40 веков до начала нашей эры. Предположительн...

Праздник привидений

News image

В начале третьего лунного месяца или примерно 4-6 апреля случается особенный день. Называется он Цинмин. Его можно было бы назва...

Свадебный обряд уйгуров

News image

Уйгуры компактно проживают, главным образом, в Синьцзян-Уйгурском автономном районе Китая, они исповедуют ислам. Уйгуры любят пе...

Герои Китая:

Сан Гуансинь

News image

Сан Гуансинь родился в небольшом китайском городке Синьцзян, Уйгурский автономный округ. Получил высшее образование в Китайской ...

Ли Лиан Дзэ

News image

С тех пор как звезда кунг-фу Джет Ли снялся в новом Смертельном оружии, численность его окружения стремительно возросла. Если ко...

Уильям Дин

News image

Известный китайский предприниматель, основатель знаменитого интернет-портала Internet portal NetEase, миллиардер. Его собственны...